Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Кухня творчания

00:58 

ВАЛЕНТИНКИ

KL&KL
Приносим извинения и жертвы (с)
Подводя итог: 500 слов - это адский ад! Но как упражнение и практика в коротком формате весьма забавно))) Аааа, черт, черт, как же мало места! Только на что-где-когда и сразу вывод. Без ничего другого! Это ну... почти как анекдоты сочинять. И поэтому пока кое-кто корпел над эпилогом, другой кое-кто маялся сердечками))) На что только не пойдешь, чтобы из старбакса не вылезать, эх)
КЛ-1 я целую во все доступные места, потому что соавтор тут был, как пишут в сериалах, "автор идеи" :lol:
Большая часть того, куда оно там вытекало в итоге, из его идей, я был больше мотиватор и пинатель)))



Но это было круто))) Это было как... "ну давай, ну всего 500 слов, это немного, можно чего-нибудь наваять...". Через час: "нененене, там всего 500 слов, никакой не трехтомник с продолжением, тормози!!!". В итоге идея на миди, написанная в мини и пересказанная в драбле. Спасибо заказчикам, моск поломать пришлось)))
Из того, на что еще глаз падал, но что не успелось и не смоглось: валентинка про зазеркалье. Она не давала жить) Придумалась на нее одна придумка... эээ, ну как "придумалась", как всегда))))



В общем, родилась у нас задумка. Поскольку в заявке не оговаривалось, какое именно это зазеркалье, взяли с потолка абстрактное, и там даже такой сюжет был навороченный, как в триллерах: Стив повел Баки (совсем зеленого пост-ЗС) в парк развлечений, там зеркальный лабиринт, и в результате авторского произвола они в обнимку собой разбили зеркало, пролетев только не за него, а вывалившись в тот же лабиринт, в тот же парк развлечений, но в отражении. Буквально) Названия, направления, побережья и полушария в зеркальном отражении. У Баки там оказалось железной правая рука, люди вокруг говорят слова задом наперед. Они там должны были искать историю этого зеркала или нечто вроде, отправиться искать другие, и как мир их постепенно начинает затягивать, и в мотеле выяснить, зачем вообще Стив потащил Баки в парк (да, это было свидание), и как они начинают друг к другу обращаться "Витс", "Среждор", "Икаб", "Тадлос" и "Йинмиз" соответственно) Но уже понятно, почему ничего из этого не вышло :lol: Это не на 500 слов. В варианте 500 слов оно заканчивалось мыслями Баки, что он начинает привыкать, но должен выбраться, "Умотоп отч илсе в мотэ ерим ен тедуб Авитс, но тилапс оге мокилец. Алтод." Но для валентинки слишком ангстово, а до ХЭ мысль как-то не дошла) Может, у кого-то еще дойдет)))


В общем. Опыт был ценный, вкусный и полезный) Странно так писать. Не вариться в одной идее неделями, а написалось - отпустилось - следующая. Интересное ощущение) А валентинки тут, в куче у Билла, тыкайте, он покажет) Наверное))




Про адресатов
350 слов, G

Входящее сообщение:
2015-02-14 23:10
Здравствуй. Извини за то, что пишу в столь поздний час. Сегодня был очень насыщенный день. Я прочел твое сообщение и был им очень тронут. Приятно получить такое признание в День Всех Влюбленных, и я им искренне польщен! Спасибо. Это честь для меня. И мне бы не хотелось ранить твои чувства отказом, однако есть причины, по которым я вынужден это сделать. Прости. Я не могу ответить тебе тем же, поскольку уже есть человек, которого я люблю. Глубоко, крепко и очень давно. Должен оговориться, у нас нет отношений. Мне неизвестно, взаимно ли это, есть ли у этих чувств перспективы и имею ли я какие-то шансы, однако я продолжаю надеяться. Так или иначе, я давно и твердо уверен, что уже сделал свой жизненный выбор. И я его не изменю. Извини, если задел тебя, поскольку я, поверь, как никто могу понять страх отказа. Но очень прошу – не сожалей и не огорчайся. Ты, безусловно, очаровательная, добрая и милая девушка. У тебя все еще впереди. Я уверен, что ты вскоре найдешь и полюбишь хорошего, достойного человека, и он полюбит тебя в ответ. Я от всей души желаю тебе счастья, большой любви и взаимности.
Искренне твой, Стив Роджерс.

Исходящее сообщение:
2015-02-14 23:13
Стив, ну и кому ты это отправил?

Входящее сообщение:
2015-02-14 23:14
Ох. Прости, Клинт. Это не тебе.

Исходящее сообщение:
2015-02-14 23:14
Вижу, что не мне. Барнс строчкой выше.

Входящее сообщение:
2015-02-14 23:20
Как ты понял?

Исходящее сообщение:
2015-02-14 23:21
Я же лучник, мне виднее.

Входящее сообщение:
2015-02-14 23:21
Клинт. Без шуток.

Исходящее сообщение:
2015-02-14 23:22
Если без шуток, то я еще не слепой, чтобы не замечать очевидное. Это раз. А два – я уже не первый год в браке. Думаешь, сам такого не делал? Ненавязчиво дать понять ненаглядной, что отказал кому-то ради нее одной – прием древнее тебя, так что не считай себя первооткрывателем Америки. Лучше сократи писанину вдвое и выброси строчку про взаимность – лишняя, палишься. Сорок минут осталось, успеешь еще. Не волнуйся за огласку, я – могила. Только отстреляйся потом, как прошло. Удачи!

Входящее сообщение:
2015-02-14 23:23
Спасибо! Я все учту.

Входящее сообщение:
2015-02-15 05:57
Ты купидон.

Исходящее сообщение:
2015-02-15 06:30
Я знаю.)


Про идеальное свидание
500 слов, PG

- Когда в следующий раз проспорю тебе желание – пристрели меня.
Галстук немилосердно давил на горло. В дальнем конце зала мелодично играла арфа, официант разливал по бокалам шампанское. Стив улыбался и неумело скрывал досаду. Изверг. Ужин, видимо, предполагался на фоне заходящего солнца, но за панорамным окном лил дождь.
Сегодня Баки возлюбил февральскую промозглость.
Эту разновидность пытки в ГИДРЕ не практиковали...
Ресторан. Вычурно дорогой: бронзовые херувимы, завитушки. Роскошь.
А перед этим был бутик, где они выбирали Баки костюм. Стив использовал прием: «в гардеробе должен быть хоть один» и «ты мне проспорил». Баки выбрал черный, на случай похорон, если все-таки Стива придушит. Консультант щебетала, как он прекрасен, но костюм – не та форма, в которой удобно драться.
А до этого был концерт. Живой джаз, отличная музыка. Вот только концертный зал был оформлен в стиле «клубника со сливками в розовых соплях». Удушливо пахло духами и цветами. Повсюду были парочки. На них глазели. Баки чувствовал себя под прицелом, и если бы Стив не держал его за бионику, сбежал бы в уборную, где и отсиделся бы до конца кошмара, как солдат в окопе.
А до концерта было кафе, где громко играло что-то современно-слащавое, с таким въедливым ритмом, что обнулением не сотрешь.
А до этого было кино. Романтическая комедия. Стив смотрел в экран, Баки таращился на Стива, пытаясь понять, как у него получается так издеваться? Надо ж еще постараться так рассиропить...
А до этого было утро. День Валентина. Стив заявился в его спальню с букетом роз. Сделал завтрак. Напомнил: «У нас сегодня свидание». Он был нервный, оделся в новое, пах дорогим парфюмом. За все платил.
Стив загадал свидание. Баки еще подумал про извращенное чувство юмора. Они же не были парой, не держались за ручку и не целовались никогда. Хотя и витало между ними что-то этакое...
Например, глотая шампанское, он вдруг подумал:
«Интересно, уж не Старк ли его по таким ресторанам водил?». И неожиданно разозлился.
Поэтому услышал сразу, будто мироздание отозвалось на его злость.
Гром. Небо снизу подсветило красным. Потом еще раз. Земля чуть дрогнула от слабого толчка. Зазвенела посуда. Они переглянулись.
Атака. Взрыв.
- Наконец-то! – прорычал Баки, срывая ненавистный галстук.
При следующем толчке поднялась паника. Встали лифты. Они мчались вниз по лестнице, и Баки улыбался, прикидывая: «Машина. Оружие. Щит». Атака! Стейк с кровью вместо сахарной ваты! И когда обернулся к Стиву... мигом улыбаться перестал.
- Прости. Я знаю, что вышло плохо...
Стив был почти в отчаянье.
У них сегодня было свидание. По-настоящему. Стив пытался... поухаживать за ним? Все распланировал. Старался. Правда, так, будто раздобыл книгу «100 советов для идеального свидания» и добросовестно следовал всем инструкциям.
- Нет. Так не пойдет, - Баки остановился на площадке между этажами, схватил Стива за руку. Толкнул к стене. Крепко, разнузданно поцеловал. Стив возмущенно замычал ему в губы. Но не оттолкнул.
- Там же... – напомнил он, задыхаясь.
- Да. Там. Но имей в виду, что сегодня ты не заснешь. И не потому, что мне понравилось, просто еще два таких свидания я не потяну. Один концерт...
Стив смущенно усмехнулся.
- Да, концерт был ужасен. Но надо было чем-то заменить катание на лодке. Погода подкачала...

Про шоколад
500 слов, G

- Ну так, откуда? С головы или с ног?
- Звучит по-каннибальски. Ты уверен, что хочешь это есть?
Перед ними на столе лежал плоский человечек. Как пряничный, но шоколадный. Человечек был в темной шоколадной маске и шоколадном бронежилете, одна его рука была из белого шоколада, что должно было, видимо, обозначать металл. Зимний Солдатик хмурился. Ему явно не нравилось столь пристальное внимание склонившихся над ним подозрительных лиц.
Ванда принесла это три часа назад. Подарок для Баки. Сказала – совершенствует кулинарные потуги, и с тех пор над столом висела дилемма. Баки взирал на человечка так, словно тот задолжал ему крупную сумму денег. А Стиву Солдатик нравился. Будил давно забытое стремление к рисованию.
Только на дне души плескался отголосок ревности. Ванда подарила Баки шоколад, что бы это значило?..
- Хочешь сказать, самопоедание мне не пойдет? Или намекаешь, что это будет первый шаг к таким пропорциям? – Баки насмешливо кивнул на человечка, округлые конечности которого свидетельствовали о длительном пренебрежении тяжелыми нагрузками.
- Нет. Просто Ванда старалась. Не жаль?
- Его? Нет. Не жаль. А если расплавить в кипящем молоке? Пусть медленно тонет...
- Еще не отошел от второго «Терминатора»?
- Поймал, - Баки опустил голову, пряча улыбку. А потом случился один из его «маленьких моментов».
Будто вспомнил о чем-то. Побледнел, нахмурился. Стал серьезным.
- Стив, - позвал глухо. – Давай его заморозим.
Стив кивнул, хотя по телу пробежали мурашки. Плохой знак.
Это было похоже на церемонию. Они завернули фигурку в фольгу, и Баки опустил ее на дно морозильной камеры. Медленно, как гроб в могилу. Закрыл дверцу, придавил рукой и какое-то время так стоял, не шевелясь.
- Теперь он настоящий Зимний Солдат, - заметил Стив, чтобы разрядить обстановку. Такой Баки тревожил.
- Да. Теперь настоящий.
Стиву было страшно. Коды не были сняты. Он не знал, как их снять, просто не выдержал и через неделю после освобождения команды попросил Т’Чаллу разморозить Баки. Разговорил, убедил остаться. Говорил, что пока команда здесь, они сумеют справиться со всеми врагами. Говорил, что это неправильно – так уходить. Стив не знал, насколько был убедителен. Знал только, что скучал невыносимей, чем мог представить. И что тоска, оказывается, может изгрызать до костей. Живьем.
Он боялся, когда Баки становился таким вот. В эти моменты он выглядел так, будто готовиться вернуться обратно, в холод. Будто намеревался разом, решительно все оставить. Будто хватит с него. Жизни.
Будто быть мертвым ему хотелось больше, чем быть живым.
Это морозило нутро. Потому что в этом маленьком шоколадном человечке Баки видел себя и относился к этому простому жесту серьезно, как самоубийца, бросающий кепку с крыши и смотрящий, как она летит, прежде чем броситься вниз самому.
- Стив, я тут подумал, - раздался тусклый голос, и все внутри оборвалось. – Может, мне тоже...
- Я тебя люблю.
Стив не сразу понял, что только что произнес. Вслух. И удивился, что абсолютно откровенен. Вот, значит, что с ним... Баки недоуменно обернулся. Была не была.
- Я тебя люблю. Не смей уходить.
Баки долго молчал. Посмотрел на Стива, на холодильник, опять на Стива. И усмехнулся.
- Пусть пока за меня полежит. А у меня тут, похоже, намечаются дела поважнее.


Про защиту
500 слов, G

С Зимним сложно. С момента появления он держится на расстоянии вытянутой руки. Все время рядом, за спиной, как телохранитель. Он отрицает Баки Барнса. Не хочет или не может вспомнить себя. Но ему нужен Стив.
Солдат будто впал в зависимость от него. Даже когда Стив велит оставаться дома, Зимний все равно следит за ним. Он пьет из кружки, из которой пил Стив. Носит футболки Стива, иногда стянутые из корзины сразу после пробежки, еще пахнущие по́том. Но хуже всего по ночам. Каждую ночь он стоит на пороге спальни и смотрит. И Стив, всякий раз просыпаясь от взгляда, велит ему уходить.
Солдат кажется самодостаточным. Он легко справляется с любыми задачами и не нуждается в помощи. Наоборот – словно дожидается, когда помощь понадобится Стиву.
Как же с ним сложно...
...Стив взорвался, когда после рядовой операции Солдат пришел с аптечкой и твердым намерением зашить ему порез. Неглубокий, но Зимний был так серьезен, что Стив не выдержал:
- Что происходит? Это же ерунда, завтра заживет, ты знаешь!
Солдат помрачнел. Спрятал в аптечку изогнутую иглу.
- С тобой сложно, - сказал он. Стив моргнул. Он не ожидал откровений. – Ты не позволяешь себя спасти.
- Спасти?
Кивок.
- Бак, о чем ты?
Солдат задумался. Он не возражал против обращения «Баки», потому что оно нравилось Стиву.
- Так надо. Ты нуждаешься в помощи – я прихожу на помощь. Случается пожар – я вытаскиваю тебя из огня. Ты тонешь – я тебя спасаю. Ты подставляешься – я заслоняю тебя от пули. А ты сам лезешь спасать других. С тобой ничего не случается, даже когда ты рискуешь. Это... подавляет.
- Бак. Я же не барышня в беде, чтобы меня спасать.
Зимний поежился, взгляд отвел. И Стив будто услышал его мысли: «Позволь мне быть сильным из нас двоих. Тогда все будет правильно».
Стань слабее. Как раньше.
А Стив-то почти поверил, что в Зимнем не осталось Баки...
Когда Баки спасал его, сопляка, он выглядел так, словно готов был горы свернуть. Защитник. Герой Стива. И не успел привыкнуть к тому, что Стив преобразился и перестал нуждаться в его защите. Баки так тяжело переживал смену ролей?.. Да, Солдат не помнил. Но чувствовал. Подавленность Баки.
Стив отвернулся и отошел. Покачался с пятки на носок...
А затем раскинул руки и упал назад. Плашмя, не долетев до пола несколько дюймов - руки подхватили его и рывком поставили на ноги. Он улыбался, оборачиваясь, глядя на растерянного Солдата.
- Что?..
- Ты прошел проверку. Если попаду в беду, могу на тебя рассчитывать. Когда понадобится, ты меня спасешь.
- Это не то...
- Эй, - Стив притянул его за шею и ткнулся лоб в лоб. – С тобой я готов ад штурмовать. Мы ведь дру...
Вскинув правую руку, Зимний крепко накрыл Стиву рот – и вжался губами в тыльную сторону своей ладони.
Глядя в глаза. Затем отступил.
Он удалился, оставив Стива онемевшим и обескураженным. Пустым, как ваза. Так значит, все-таки?..
...Он снова проснулся от взгляда. Солдат стоял на пороге, как часовой. Наблюдал, как Стив спит. Прежде от этого делалось жутко, но три часа назад прежний мир скоропостижно рухнул.
Толком не проснувшись, Стив вздохнул, протянул Зимнему руку...
- Иди сюда.

Про суровые валентинки
500 слов, G

...Покинутая многоэтажка Детройта. Стрелки ведут его выше, куда-то на верхние этажи. В полумраке едва удается их разглядеть на фоне обшарпанных стен, поэтому Стив мчится почти наугад. Стрелки нанесены баллончиком. Свежие. Красные. Что за игра?..
Плевать. Где-то здесь Баки. Где-то здесь Зимний Солдат.
Он отлично знает, что бежит в ловушку, что угодит в западню. И все равно – бежит...
И останавливается на большом красном кресте на полу. Дышит. Оглядывается по сторонам. Коридор. Справа и слева чисто. Напротив ночной проем окна без стекла и рам, за спиной стена. Что...?
В стену над его плечом врезается пуля. Облачко пыли оседает на форму, когда он падает на пол и перекатывается в сторону, закрываясь щитом, потому что начинается огонь. Его засыпает бетонным крошевом; стреляют в оконный проем из здания напротив, и огонь такой плотный, что он не может пошевелиться. Затем пальба стихает.
Минута, две. Тишина. Он рискует медленно подняться и оглядеться.
Палили не в него. Палили в стену.
Стив смотрит туда и замирает. В стене выбито по контуру огромное сердце. Из пулевых отверстий сыплется пыль, змеятся трещины. И там, где пули пробили стену насквозь, чувствуется дуновение воздуха. За стеной что-то есть. Еще раз оглянувшись на окно, он решается. Бьет не щитом – ладонью. И одного удара хватает, чтобы кусок стены обвалился внутрь, почти не расколовшись, только треснув по краям.
Пригнувшись, он влезает в проем, в темноту. Отступает на шаг, чтобы впустить свет, и невольно выдыхает. Луна заглядывает сюда через образовавшуюся дыру, и в центре большого освещенного пятна в форме сердца на грязной стене красной краской из баллончика написано три слова.
Самых важных, самых лучших, самых потрясающих...
«Я ПОМНЮ ВСЁ».
Стив оглядывается на лежащий на полу кусок стены в форме сердца. Смаргивает резь, сглатывает комок...
Помнит.
В юности он не был популярен у девочек, и на День Влюбленных не получал валентинок. Над ним смеялись. Он грустил, и Баки щедро предлагал отсыпать ему своих – его-то засыпали пачками. Стив отказывался. Нельзя. Чужие. Поэтому один раз, в год выпуска, Баки подарил ему свою. Простую. Без признаний. И так при этом волновался, словно боялся показаться двусмысленным. Или наоборот – что Стив правильно его поймет. Стиву хотелось понять именно так. Хотелось потянуться вверх и сорвать у Баки поцелуй. Свой первый. Не сложилось. Испугались.
Но Баки всегда переживал, что Стива не любят и не заваливают дурацкими сердечками в дурацкий праздник.
...И десятки лет спустя дарит ему валентинку. Самую большую из всех, какие Стив когда-либо видел. Вот она, лежит на полу, только чуть треснула по краям. Он улыбается сквозь слезы, понимая, что уйти отсюда не сможет. Что если понадобится, потащит ее на себе.
В итоге, садится на бетонное сердце лицом к проему, скрестив ноги. Снимает шлем, откладывает щит в сторону. Ждет. Перебирает в памяти все прошлые Дни Святого Валентина, и не может вспомнить ни один, когда был бы счастлив, как сейчас. Три часа спустя в коридоре раздается хруст камешков под осторожным шагом. Еще спустя пять минут на его фигуру падает тень. Стив поднимает голову.
Темный силуэт замер в светлом пятне проема. В раме в форме сердца.
Теперь все так, как должно быть. Только так.
- Привет.

Про войну
500 слов, PG

Все исчезло сорок минут назад. Он видел лишь серую бумагу и неровные строчки. След свинцового карандаша.
«Со мной все хорошо. Последние дни выдались тяжелыми, мы готовили штурм, но шансы на успех...»
Палатка Баки. Он сам в дозоре, остальные разжигают костры, Дум-Дум вдалеке басовито орет на Мориту...
«До Лонгюйона добрались благополучно. Представляешь, я все еще жив, хотя ужасно устал, и наша команда...»
Зачем он здесь? Он же что-то искал... Верно, Баки просил его что-то найти... А он нашел письма.
«В это трудно поверить, но прошлой ночью мы отразили атаку вдвоем. Я стоял на часах, когда на нас напали. Получил легкую контузию, но ничего страшного...»
«Сейчас четыре утра, пишу тебе. С Рождеством! Верь, я вернусь, и мы обязательно...»
Это было написано в декабре прошлого года.
«Здесь много снега. Сегодня долго шли, только к вечеру сделали привал. Вспоминал о тебе...»
«Мой капитан похож на тебя, такой же упрямец...»
В январе...
«Свободного времени мало, но я уже освоился. Прикрываю спины наших. Скучаю. Часто думаю, как ты там...»
«Сегодня снилось возвращение, как ищу тебя среди толпы, а ты замечаешь меня и бежишь навстречу...»
Неделю назад...
Он слышал голос Баки. Нежный. Полный глубокой боли.
«Завтра день влюбленных. Наверное, давно следовало тебе признаться...»
Вчерашнее... последнее. На незапечатанных конвертах только адрес получателя. Его адрес.
«Стив, я тебя...»
Строчки расползались перед глазами. Рассыпались на слова торопливых признаний. На этом конверте с обратной стороны были выведены аккуратные буквы. S.W.A.K*. Они обожгли глаза.
Это было нечестно... невыносимо...
Стив поднес конверт к лицу и горячечно прижался к буквам губами.
Такого ужаса и такой любви он не чувствовал ни разу прежде.
Он вышел из палатки на запах дыма. Баки курил, прильнув спиной к толстому стволу ясеня, зябко ежась от холода. Гейб его сменил. Дым срывался с обветренных губ Баки вместе с паром. Позавчера похолодало.
- Ну и как тебе?
Стив попытался найти слова.
- Ты... – он сипло прокашлялся. – Ты что... не веришь, что я – Стив Роджерс? Ты писал в Бруклин...
- Ну и выводы у тебя, придурок, - Баки невесело рассмеялся. – Думаешь, я спятил? Не дождешься. Я писал так, как и до плена. То, что вслух не скажешь, а так, знаешь... просто легче.
- И ты знал, что я их найду?
- Я потрудился, чтобы ты их нашел. Просто... вроде как повод. Сегодня четырнадцатое. Сам знаешь.
Стив медленно вытащил из внутреннего кармана последний конверт и повернул буквами к Баки.
- Ты соврал. Ты не запечатал его.
- А хочешь, чтобы запечатал? – Баки посерьезнел, отбросил окурок в снег. Приблизился.
- Хочу, - хрипло шепнул Стив. И не заметил, кто из них рванулся первым. Не успел понять, кто запечатал губы другого. Они смяли друг друга, целуясь, кусаясь. Конверт выпал из пальцев, и Стив, со стоном разомкнув поцелуй, обернулся.
- Намокнет...
- Плевать, - Баки обхватил его лицо ледяными ладонями, повернул обратно к себе. – Напишу тебе еще, сколько захочешь...
- Только, прошу, не из серии «Дорогой Джон»**...
- Не дождешься, - Баки рванул к себе опять, выдохнул пар ему в рот. Стив теснил его к палатке. Баки хотелось раздеть, согреть, присвоить...
Стать его единственным адресатом.
Навсегда.

*S.W.A.K. – sealed with a kiss (запечатано поцелуем).
**«Дорогой Джон» (англ. «Dear John Letter») – письмо о расставании. Фразеологизм получил распространение во время WWII, когда американские солдаты, воюющие за границей, получали от жен и подруг письма о том, что те решили начать отношения с другим человеком.

Про фальшивый роман
500 слов, PG

- Стив, вы уже подумывали о том, чтобы узаконить отношения?
- Пока нет. Но то, что это возможно, уже несказанно радует.
Баки здесь не нравилось. Яркий свет студии, неудобная одежда, микрофоны, глаза и камеры, нацеленные на них, как дула. И этот ведущий с наглостью таракана. Неделю назад вместе с экспертами, сидевшими на этом самом диване, он разглагольствовал о том, как Мстители опустились, раз вербуют убийц...
...Именно из-за этой передачи Баки решил уйти. Этой – и тысяч других, обрушивших лавину критики на команду за то, что их ряды пополнил Зимний Солдат.
- Баки, нам всем не терпится узнать, когда у вас это началось?
- Давно, - неприветливо сказал он. Стив сжал его руку.
- Неужели еще на войне?
- Еще до войны, - смягчился он, удивительно легко соврав. – Боялись, жили с оглядкой через плечо. Но уже тогда влюблены были по уши.
Да. Врать. Держаться за руки. Играть пару.
Почему-то было чертовски стыдно за эту ложь...
...Стив не позволил уйти. Созвал своих, объявил мозговой штурм.
«Наплевать», – сказал Клинт. «Нужен психиатр», – сказал Тони. «Нужен роман», – сказала Наташа.
Только сексуального скандала ему не хватало. Но Стив был «за», и когда разговор зашел в тупик, Баки рявкнул: «Меня может обелить разве что роман с тобой!». Не подумав ляпнул. Но все переглянулись.
И Стив кивнул. С этого начался ад.
Он пытался отговориться, мол, будет выглядеть так, будто Роджерс протолкнул в команду любовника. Но Стив сказал, что нужно правильно подать. Он сказал: «Нам нужен компромат». Сказал: «Ничто не раздувает сенсацию быстрее, чем желтая пресса».
И они стали привлекать внимание. Ненавязчиво. Бывали в людных местах. Несколько раз держались за руки, зная, кто откуда снимает. Добились нужного внимания...
А потом Стив его поцеловал. Без предупреждения, без указания глазами, где засел папарацци. Просто поцеловал, крепко, в губы. Баки ответил ему, даже не задумавшись, что этого можно не делать.
- Отлично, - сказал Стив и уволок его в темноту от окна. – Ждем завтрашних заголовков.
И вот, спустя недельную лавину сообщений, они здесь, в студии. Играют пару. Лгут.
Баки не любил создавать шум. Улыбался кисло, позволяя Стиву говорить. Неудобно было держаться за руки, потели ладони, но Стив иногда сжимал пальцы покрепче. Обозначал поддержку.
Надо было играть до конца.
***
...Они вымотались так, что сняли номера в отеле. С высоты сорокового этажа был виден почти весь Манхэттен.
Было не по себе. Погано было. Им поверили, но какой ценой?..
Стив был в своем номере. Это почему-то задевало. Они оставались рядом ради легенды, но на такой высоте никто не мог их увидеть. Интересно, спит или нет?..
Не спал. Баки все понял сразу, едва открыл дверь. Фальшивый любовник с фальшивыми чувствами. Стив сидел на кровати, поднял на звук лицо. Потускневший. Бледный. Понимание не оглушило. Будто не замечал миллион мелочей, взглядов, жестов. Но понял, почему было тошно. Стив не врал. Самому захотелось очиститься от вранья. Подошел, опустился рядом.
- Знаешь, я тут подумал... – Баки накрыл руку Стива. Как раньше, но честнее. – Может, узаконим отношения?
Стив задохнулся. Сглотнул. Придвинулся ближе.
- Все, что хочешь.
Пару минут спустя, торопливо раздеваясь, Баки подумал, что в студии не так уж и соврал...

Про железное сердце
500 слов, PG-13
концовка метафорична, тут ХЭ

Он потерял его в семьдесят восьмом, в июле, возле Северного Йемена. Группа возвращалась с задания, самолет был сбит. Он выжил, но его изрешетило осколками фюзеляжа, и хотя ячейка в Омане вовремя отреагировала на исчезновение самолета с радара и нашла его оперативно, он был обречен.
Он умер на базе в Маскате. Чтобы спасти, его поместили в криокапсулу, но это была временная мера. Сердце не успело регенерировать и встало. Запустить не смогли.
Ему пересадили сердце донора. Оно не прижилось, как и последующие три. Сыворотка отторгала их.
Через год он обзавелся новым. Оно билось ровно и не содержало органики.
Почему-то он был уверен, что оно из металла.
Все это вспомнилось через неделю и четыре дня после посещения музея, где с экранов и стендов на посетителей смотрело его лицо. Он обеспокоился. Просидел всю ночь, слушая шумы в груди. И вместо «ту-дум, ту-дум» слышал тревожное «тик-так, тик-так». Как бомба.
С тех пор эта мысль не давала ему покоя.
Он в бегах. Он опасен. И однозначно, должен быть механизм защиты от такого, как он. Может, там устройство слежения, превращающее его в точку на дисплее. Его могут взорвать, если подберется слишком близко к базам и станет угрозой. Или если будет в подходящем месте рядом с подходящими людьми, чтобы цель оправдала его ликвидацию. Он подумал, что надо покинуть Вашингтон и затаиться. Во вторую очередь.
В первую очередь он подумал: «Надо держаться подальше от Стива».
***
Стив нашел его в Бухаресте. Не потому, что Бухарест было не жаль – радиус поражения у этой штуки не мог быть большим, он вычислял. Просто здесь не было ничего, что представляло бы ценность для ГИДРЫ. Он был осторожен. Селился в малонаселенных районах. Подумывал лечь на стол механика, чтобы убедиться. Чувствовал себя инверсией Железного Дровосека. И все ведь почти наладилось...
Стиву объяснить ничего не успел. Не было времени. Они бежали, дрались, скрывались, бежали и опять дрались. Попав в этот калейдоскоп событий, в пылу схватки он сам забыл о том, что тикает у него внутри.
Вспомнил уже в Ваканде, когда испуганный медик подался назад от монитора. Конечно, он доложил Т’Чалле, а тот Стиву. Бежать было некуда. Стив был настойчив. Слушал, хмурился. Они сидели рядом, и хотелось отдалиться. Вблизи от Стива сердце стучало чаще. Это казалось опасным.
Он встал и отошел к окну. Город внизу устилало вечерним туманом.
- Ты уверен?
- Нет. Но лучше не рисковать.
- Даже если есть способ проверить?
Он резко обернулся. «Не вздумай», - хотел сказать...
Не успел, попав в крепкое кольцо твердых рук.
Тик-так. Тик-так. Тик-так...
Он не дышит. Мгновение тишины перед взрывом растягивается, дробится на секунды, на десятки секунд.
Клапаны внутри заходятся, лязгают, щелкают. Кровь в сердце кипит, как в кастрюле. Вся грудь наполнена медным гулом, из горла рвется стон. Необходимо немедленно вырваться. Потому что ему больше нечем любить Стива. Нечем скучать по нему. Нечему так сжиматься от страха, когда Стив прижимает к груди бомбу и рвано выдыхает с облегчением. Нет ничего, что могло бы так болеть. Но он трясется весь, теряет самообладание. Просто больше не может ждать, когда тишина взорвется...
Повернув лицо, впивается Стиву в губы.
И начинается взрыв.

Про зимнее признание
500 слов, PG-13
Это именно ЗС. Осторожно - немного в рейтинг!

Он сильный, он быстрый, у него железная рука и абсолютная алогичность поведения.
- Я тебя любил?
Это четвертая или пятая встреча, драка, и это первое, что он говорит за полгода случайных жестких стычек, наваливаясь Стиву на спину и заламывая руку. Лежит в полный контакт, хрипло дышит на ухо.
- Любил. Мы были как братья, - хрипит он.
- Я не о том спросил! – давит на руку.
- Я не знаю! Мы никогда не...
Со спины исчезает вес и через секунду на крыше пусто.
Он пропадает на месяц, и затем появляется, как всегда – намеренно на виду, стоит и ждет на той стороне дороги. И Стив знает, что если пойдет навстречу, Солдат побежит. Будто манит за собой. Хочет, чтобы догнали.
Он догоняет в здании завода, рвется вверх по скрипучей ржавой лестнице, уклоняясь от удара, пытаясь схватить за бионическую руку. Опоры под ногами шаткие, здание дышит на ладан, и, прислушиваясь к треску под подошвами, Стив упускает момент, когда пальцы хватают воздух и сжимаются на чем-то объемном, твердом...
С тихим «клинк» Солдат выдергивает чеку, и Стив замирает, крепко сжимая гранату.
- Лучше не бросай, - говорит Солдат, ногой отбрасывая его щит. – Здание аварийное, нас здесь погребет.
- Баки, послушай...
Пальцы ложатся ему на губы, трогают их, толкаются в рот.
- Шшш. Заткнись. Как же ты меня бесишь...
Заламывает левую руку назад железными пальцами, огибает, становится позади. Стив не противится, позволяя себя изучать. Его нюхают за ухом, трогают правой вдоль шеи, по груди, по бедру. Вниз. Вжикает молния, и он дергается в хватке, сжимая гранату. Выдыхает, когда пальцы сжимают, мнут в горсти. Он с ужасом чувствует отклик и сжимает зубы. Солдат молчит. Только двигает рукой, сильно-сильно, и когда коротко лижет за ухом, Стив выгибается назад и кончает. Ничего не может поделать с собой. И, долго простонав, разжимает пальцы, чтобы перехватить за обе руки. Граната падает к их ногам. Три, два, один...
Рывок на себя, толчок к стене – перехват железной руки, успеть впиться в губы, пока не выхватил оружие, пока не ударил правой. Поцелуй, страсть. Правая рука у него на брюках, сжать через ткань, вырывая удивленный стон. Он уже твердый, толкается навстречу. Сопротивление гаснет, теперь они заодно. Одежда. Кожа. Как удобно он умещается в кулаке... Вверх-вниз, еще, еще, губы, язык, стон, судорога... всё.
Они стоят, окутанные тишиной. Держат друг друга в объятьях, тяжело дышат.
- К твоему сведению... я уже давно умею отличать учебную от боевой...
- Ты мне позволил?..
- Хотел убедиться, что прав. У тебя самоубийственная техника флирта, ты в курсе?..
Ввязывал в погони, драки, мерещился тут и там. Что это было? Миссия? Или такое свидание?
Из Зимнего Солдата тот еще романтик. Заманил, соблазнил, или что это было... а самого трясет.
- Эй. Почему ты спрашивал, любил ли меня?
- Потому что не помню, любил или нет. Раньше. Другим.
Стив выдыхает рвано, целует, и ему так плохо, что почти хорошо.
- Чего ты хочешь?
- Не знаю. Ты у меня в голове. Просто дай мне уже вздохнуть спокойно!..
Стив зарывается пальцами в его длинные волосы, шепчет в губы:
- Я тоже тебя люблю. Дыши.


Про двойное свидание
500 слов, G

- То есть, вы не ходили на свидание? Ни разу?
- Ага, вроде того, - кивнул Тор.
- У нас весьма разные представления о приятном досуге, - едко отозвался Локи, разглядывая полки с книгами. Презрение к миру клубилось вокруг него как черная аура. Стив сдавил переносицу.
- Давайте по порядку.
Его гостиная еще не знала такого божественного внимания. Тор сидел в кресле напротив, Локи мерил комнату шагами и скучал. Подоплека разговора смущала, Стив не любил говорить о своей личной жизни, но Тор просил о помощи деликатного характера. Отказать Стив не посмел.
Оказалось, что эти двое состоят в отношениях столь сложных, что аналогов им не существует. Братья так пылко друг друга ненавидели, что бурности их романа позавидовали бы любые африканские страсти.
Со страстью был порядок. Проблема крылась в отношениях. Настоящие пары должны ходить на свидания. И дабы это исполнить, Тор потащил братца в Мидгард, ибо Асгард, по его словам, «еще не готов к такому шоку».
Тор рассчитывал на опыт Стива и Баки.
Последний, к слову, только учуяв тему разговора, быстренько слинял из дома. Предатель.
Поскольку с вопросами и описанием проблемы не ладилось, Стив решил начать с собственного опыта.
Они ходили на свидания, потому что Стив поклялся, что это не будут свидания. Никакой возвышенной романтики. Они ходили в кино, в кафе или просто гуляли пешком, катались по ночам на мотоцикле.
Баки любил совместные занятия, поэтому тащил Стива в бильярд, боулинг, иногда на матч или в бассейн.
У Стива представления о свидании были простые, и включали парки развлечений и танцы, которые сейчас посещали люди глубоко за 60. Оба брата это отвергли. Им такое явно не подходило.
- А как ты себе представляешь свидание? – спросил Стив Тора. Тот посмотрел в потолок. И озвучил.
Вкратце все перечисленное им называлось одним словом – Вегас. Тор представлял себе свидание как веселье. То есть, много шума: бар, клуб, стрипклуб, караоке...
- О да, слушать твои потуги в пении сравнимо с изнасилованием в уши, - мрачно фыркнул Локи.
- А что себе представляешь ты? – спросил его Стив. Последовал смешок. И Локи объяснил. Для него тем немногим, за что он мог уважать Мидгард, было искусство. В его представлении свидания были эстетикой: театры, музеи, филармонии...
- Еще скажи «балет»! – рассмеялся Тор. – Это же скучно, брат!
- Не скучнее твоих обезьяньих плясок! – начал заводиться Локи, и Тор зарычал. Стив, чувствуя растущий градус напряжения, быстро сделал вывод: сейчас здесь будет либо драка, либо секс. Оба варианта грозили оставить от его гостиной выжженный полигон, поэтому, ретировавшись в кухню, он написал Баки: «Выручай!».
Баки явился двадцать минут спустя, когда Стив уже отчаялся унять перепалку. Тот вошел, поздоровался и поднял прямоугольную пластиковую карточку.
- Я арендовал лабиринт лазертага. Победитель получит право выбрать место для следующего свидания.
Все переглянулись. Стив уже опробовал эту стрелялку. Тор пожал плечами и кивнул. Взгляды сошлись на Локи.
- Согласен, - улыбнулся тот. И исчез. И другой Локи, появившись за спиной Баки, тонкими пальцами выхватил карточку из его руки. Прижав ее к ехидной усмешке, он лукаво сверкнул глазами. – И когда я выиграю, мои дорогие враги, мы с вами отправимся в оперу. Без возражений.

Вот так вот)
Уф. Итого, 10 штук, перфекционист доволен, бро доволен, можно смело возвращаться в трудовые будни... :gigi:

@темы: Captain America, The Winter Soldier, Локи, Первый Мститель, Тор, фик, фсякая фсячина

URL
Комментарии
2017-03-08 в 23:08 

Элис123
Поздравляю с новым опытом) Очень классные Валентинки получились. На фесте не все читала, хорошо , что сюда принесли. Рассказики сделали мне завершение дня, спасибо вам, дорогие))))

2017-03-08 в 23:41 

KL&KL
Приносим извинения и жертвы (с)
Элис123, спасибо)))) :squeeze:
Опыт был ценен, вкусен и полезен) Мини даже в чем-то куда более суровый формат, чем макси. Может, можно было чего еще подумать, но времени уже не хватило, да и надобность как-то отпала) В общем, что наваялось, то наваялось))) Очень радостно за завершение дня! :friend2:
Не за что :gigi:

URL
2017-03-13 в 17:25 

Люблю вас!:love:

P.S. 14 февраля далеко позади, но, вот, приятное сказать хочется всегда:gigi:
Ваш добросердечный читатель:ura:

URL
2017-03-13 в 17:35 

KL&KL
Приносим извинения и жертвы (с)
Гость, спасибо большое! :squeeze:
Ничего))) Мы это тоже не 14-го писали, так что приятно получить приятный отзыв в любое время)))

URL
2017-07-16 в 16:43 

А вы точно люди? С каждым прочитанным вашим фанфиком убеждаюсь, что все-таки нелюди. По меньшей мере, БОГИ!!! ❤
Спасибо. Безумно люблю вас.

URL
2017-07-16 в 20:33 

KL&KL
Приносим извинения и жертвы (с)
Гость, спасибо))) правда, за возможность писать мы уже продали все свободное время, немного рабочего, нормальный сон и личную жизньТТ Но раз уж оно того стоит - пляшем дальше)))
Спасибо!))) :kiss:

URL
2017-07-17 в 14:02 

KL&KL, еще как стоит :) Зато какой кайф вас ждет по окончанию, а читателей так вообще эффект ядерной бомбы;-)

URL
2017-07-17 в 17:34 

KL&KL
Приносим извинения и жертвы (с)
Гость, :heart::heart::heart: :squeeze:

URL
   

главная